Как разоблачить лжеца?
Add+
Логин:      

Как разоблачить лжеца?

АВТОР: Алексей Брума

Ложь - будучи обыденным и повседневным явлением в человеческом социуме, не является тем же самым в животном мире. То есть способность к обману - это прерогатива живых существ, обладающих высокоразвитым интеллектом и активно взаимодействующих друг с другом. Понятно, что целью обмана, как правило, должна стать выгода, извлекаемая лжецом и, с другой стороны, возможные потери и "убытки" обманутой стороны. В этой связи, естественно, что каждый из нас хотел бы обезопасить себя от обмана, но, как оказывается, выявить ложь бывает достаточно трудно, а порой и просто невозможно. В случае, когда потенциально ложное утверждение не может быть достоверно проверено, верификатор не сможет со стопроцентной гарантией, даже с применением детекторов лжи, утверждать о его ложности.

Например простая ситуация: 

1). Ребенок говорит родителям, что получил за контрольную по математике 5 баллов. Родители звонят классному руководителю и тот говорит, что ребенок получил за контрольную 2 балла. Родители (в данном случае верификаторы) достоверно установили факт лжи путем проверки САМОГО утверждения.

2). Родители послали ребенка за хлебом, тот вернулся домой без денег и хлеба и утверждает, что деньги у него отняли ребята на улице. В этой ситуации проверить само утверждение проблематично или невозможно и судить о том, говорит ли ребенок правду или же врет, можно только по его реакции и ответам на вопросы, однако в любом случае гарантировано утверждать (с вероятностью 100%) то или иное родители не смогут. В данном случае задача верификаторов сводится к тому, чтобы минимизировать вероятность ошибки.

Почему нельзя гарантированно, со стопроцентной вероятностью выявить лжеца, в случае когда проверить само высказывание на ложность невозможно? 

Принцип работы детектора лжи заключается в следующем: при ответе испытуемого высокочувствительные датчики регистрируют изменения в организме: частоту дыхания, потоотделение, сердцебиение, тембр голоса и др. И уже эти изменения верификатор интерпретирует как показатель того, врет человек или нет. Однако, сами по себе эти изменения свидетельствуют о проявлении неких эмоций, а не самой лжи. То есть, если, например, родители из вышеописанного примера спросят своего ребенка: "Скажи, ты ведь деньги на самом деле потратил на сладости?" - и он занервничает, это может означать не только то, что он боится разоблачения, но также и то, что он боится быть несправедливо наказанным, если ему не поверят. При разоблачении лжи всегда могут быть ошибки "неверия". В то же время уверенный ответ при отсутствии каких-либо эмоциональных признаков вовсе не означает, что проверяемый не врет: если обманщик сколько-нибудь опытен и уверен, что его ложь никак не вскроется, или же он считает, что разоблачение его обмана ничем ему не навредит, то верификатор может и не увидеть никаких эмоциональных признаков лжи. Такого рода ошибки называются ошибками "доверия". Таким образом, задача верификатора минимизировать вероятность ошибки того или иного типа, хотя совсем исключить их невозможно. Например, чтобы исключить ошибки "доверия" при проверке подозреваемых на детекторе лжи, верификатор старается убедить их в том, что детектор безошибочно выявляет ложь и обмануть его невозможно, а чтобы избежать ошибок "неверия" верификатор убеждает подозреваемого в том, что детектор никогда "не ошибается в невиновности" испытуемого.

Итак, понять по эмоциональным проявлениям, что человек лжет, можно только до определенной, не стопроцентной степени уверенности. Как бы там ни было, как же выявить лжеца в повседневной жизни?
 
Пол Экман, знаменитый эксперт и автор работы под названием "Психология лжи" делится следующими мыслями:

"...Как-то раз на учебных занятиях с терапевтами я поделился своими соображениями о том, что, если жесты в каждой культуре имеют свое значение, мимика всегда универсальна. Мне был задан вопрос: можно ли по невербальному поведению пациента изобличить его во лжи?
Обычно в этом нет необходимости, но она возникает, когда пациенты, попавшие в стационар из-за попытки самоубийства, начинают утверждать, что им стало намного лучше. Каждый доктор рискует в этом случае быть обманутым, и пациент при выходе из больницы может совершить очередную суицидную попытку. За такими простыми практическими задачами стоит один из основных вопросов человеческого общения: может ли человек полностью контролировать свои реакции, особенно в состоянии сильного потрясения, или его невербальное поведение все равно выдаст то, что скрыто за словами?..."
 
Далее Экман приводит красноречивый пример из своей практики, свидетельствующий о том, что подавляемые лжецом эмоции могут так или иначе выдать обманщика. И чем сильнее подавляемая эмоция, тем выше шансы разоблачения. Пациентка психиатрической клиники Мэри, которая неоднократно пыталась покончить собой, убеждает психиатров в том, что ей уже куда лучше и ее можно отпустить домой. Когда пациентку уже хотели выписать, она призналась, что солгала и все еще намеревалась совершить суицид. Разбирая данный конкретный случай, Экман увидел в видеозаписи разговора с Мэри признаки обмана, едва уловимые микровыражения отчаяния и боли, четко различимые при замедленном воспроизведении пленки.

Пол Экман 

Как правило, люди уделяют особое внимание словам и выражениям лица собеседника, а эти источники, как утверждает Экман, наименее достоверны при изобличении лжи, так как обманщик ориентируется именно на них и достаточно успешно притворяется. В то же время мимика и голос непосредственно связаны с отделами нашего мозга, отвечающими за эмоциии (а слова нет), поэтому их контролировать куда сложнее, соответственно притворную эмоцию, прикрывающую истинную, можно отличить от искренней (примеры далее). Также Экман отмечает, что движения нашего тела могут выдавать обман и хотя контролировать свои телодвижения не так уж и сложно, обманщики зачастую не уделяют этому аспекту внимания, так как, опять-таки, ориентируются на слова и выражение своего лица. Итак, обманщик делится с нами вербальной информацией, сдобренной эмоциональными проявлениями (голос, мимика, жесты и т.д.) в несоответствии которых и кроется ключ в разоблачении лжи. Однако, несмотря на имеющийся "рецепт разоблачения", пользоваться им умеют немногие. Экман замечает: 

"...Но большинство признаков обмана, которые можно заметить по голосу, лицу или телу, игнорируется или неправильно интерпретируется. Я обнаружил это в результате ряда экспериментов, в ходе которых просил людей дать оценку поведению других по видеозаписи. " 

Безусловно, распознавание лжи требует знаний и отточенных навыков. К счастью, знаниями Экман охотно делится. 

Признаки обмана, проявляемые через разные каналы связи:

Словесный канал. Неосторожное слово, оговорка или тирада.

Лжец при разговоре может случайно "слить" информацию, которая его выдаст. Достаточно одного неосторожного слова или оговорки, и обман может быть вскрыт. Верификатору требуется внимательно слушать потенциального лжеца и анализировать словесную информацию с позиции последовательности, рациональности и логики. Более того, верификатор наводящими вопросами может подтолкнуть обманщика к совершению ошибки, ведь ложь, даже самая простая, требует подготовки, и верификатор неожиданными расспросами вполне может поймать лжеца врасплох, ведь все ньюансы достаточно сложно учесть, а импровизировать, обманывая, невероятно сложно. 
Испытываемые лжецом эмоции, например страх разоблачения или гнев, могут подтолкнуть его к "откровениям", или тирадам, - это уже не просто оговорка, а утечка информации. Эмоции, испытываемые лжецом, - отличный помощник для верификатора, соответственно одна из задач верификатора - заставить потенциального лжеца чувствовать себя неуверенно. Кроме того, неуместно испытываемая эмоция сама по себе может быть признаком обмана. 

Голос. Паузы, неуместно встраиваемые междометия и повторения. Высота голоса.

Паузы, повторения и неуместно встраиваемые междометия могут быть признаками обмана, ведь лжец вынужден тщательно подбирать слова, чтобы неосторожным образом себя не выдать. Чем меньше у лжеца было времени на подготовку, тем, вероятно, будет больше пауз и запинок. Также и тон голоса может выдавать лжеца. Исследования Экмана показали, что у лгущих людей тон голоса как правило повышался. Это было связано с тем, что лгущий человек испытывал эмоциональное возбуждение в момент обмана (например боязнь разоблачения), при этом важно понимать, что неизменность или повышение высоты голоса не является непосредственным свидетельством обмана, так как лжец может и не испытывать эмоционального возбуждения, а правдивый человек может испытывать, например переживая, что ему не поверят. 

Пластика. Эмблемы, иллюстрации и манипуляции. 

Эмблемы - это однозначно интерпретируемые в обществе жесты. Например, кивок головой, пожимание плечами или демонстрация среднего пальца. Экман говорит, что в разных культурах присутствует порядка нескольких десятков общепринятых эмблем, и при обмане человек может допускать "эмблемные оговорки". Скрываемые эмоции прорываются сквозь завесу притворства и могут находить выражения в жестовых каналах связи. Эмблему от эмблемной оговорки может отличать нестандартность ее проявления: эмблемы обычно демонстрируются четко и понятно, так чтобы собеседник обратил на нее внимание, эмблемная же оговорка может быть неявной и обрывочной. Экман приводит красноречивый пример из собственной практики, где одна из студенток при общении с профессором (задача которого была поставить студентов в неудобное положение) неявно демонстрировала неприличный жест, выражая таким образом свое искреннее отношение к словам преподавателя.


При выявлении лжи важно учитывать не только сами эмблемы, но и намеки на эти эмблемы, жесты, которые получили начало, но не были закончены, или неожиданно прервались. Все это может быть свидетельством того, что человек скрывает правду и старается себя контролировать. При обмане частота эмблемных оговорок возрастает. Кстати говоря, Экман отмечает, что эмблемная оговорка может являться наиболее значимым признаком лжи среди всех пластических проявлений.
 
Иллюстрации отличает от эмблем то, что сами по себе они ничего не значат, и без слов смысл их будет неясен. Иллюстрации всегда сопровождают речь человека, и при обмане их количество, в отличие от эмблемных оговорок, как правило, напротив уменьшается. Это объясняется в том числе и тем, что лжец старается тщательно себя контролировать, дабы не попасться. Однако, опять же, не стоит забывать, что контролировать свою речь, в зависимости от обстоятельств, может и честный человек, так что уменьшение количества иллюстраций само по себе быть доказательством лжи не может.
 
Манипуляциями называются любые телодвижения, совершаемые человеком, например поглаживания бороды, ковыряние в ухе, игра с собственными волосами или постукивание пальцами. Экман считает манипуляции наименее надежным признаком лживости и предостерегает: 

"Мы обнаружили, что люди, пытающиеся выявить ложь, часто ошибочно принимают правдивого человека за лжеца, потому что тот демонстрирует много манипуляций. Манипуляции могут означать, что человек расстроен, однако это не всегда так. Хотя люди и думают, что возросшее количество манипуляций является надежным признаком обмана, это не соответствует истине... Манипуляции не являются надежным признаком обмана, потому что могут означать диаметрально противоположные состояния – дискомфорт и расслабленность. Кроме того, лжецы знают, что манипуляции нужно подавлять, и периодически большинство из них в этом преуспевают." 

ВНС. Вегетативная нервная система. 

При сильных эмоциональных переживаниях в организме человека могут происходить следующие изменения: учащенное сердцебиение, дыхание, повышенное потоотделение, снижение слюноотделения, повышение давления (может проявляться покраснением) и т.д. Все эти признаки лишь показатели эмоционального возбуждения, но не лжи. Экман надеется, что когда-нибудь по специфическим проявлениями деятельности ВНС можно будет судить о характере испытываемой эмоции, что сильно повысит эффективность детекторов лжи, однако на сегодняшний день в научном сообществе принято считать, что физиологическое проявление всех эмоций одинаково.